Кто кому чего должен?

Так случилось, что часто моим напарником по работе становился молодой мужчина, слегка за тридцать, разведённый и живущий на тот момент с мамой.

Мне приходилось очень часто контактировать с ним по работе, а иногда выезжать в командировки.

Я обратила внимание на речь своего коллеги.

В ней было очень много слов «должен», причём должен стояло в той позиции, когда ему должны.

Правительство, губернатор, город, начальник и даже дворник в его дворе, продавщица в супермаркете…

Ты уверен в том, что они тебе все должны?

 

Специалист он неплохой, поэтому все общались, но общались как-то отдалённо и по работе. Слушать человека, у которого «заела пластинка» не уютно.

Сделал работу, перетерпев его отповедь о том, что дорожные службы должны следить за дорогой, водитель должен вовремя подать машину, куда смотрит начальник и далее по списку.

Одним словом, брюзга ещё тот.

Как-то я решила нарушить набивший оскомину порядок. Разговор наш был примерно следующий.

— Послушай, ты уверен в том, что они тебе все должны?

-Абсолютно!

— А если ситуацию рассматривать с позиции, что тебе должны только родители, да и то лишь до 18 лет?

Он смотрел на меня так, как будто я материализовалась в какое-то непонятное инопланетное существо, которое вызывает ужас, злость и удивление одновременно.

Он молчал. Молчал, наверно, неделю. Причём так, что просил подменить коллегу, если планировалась совместная работа, а в коридоре офиса, завидев меня, обходил десятой дорогой.

 

Что родители должны детям?

 

Многодневное молчание прервал он же, попросив ответить мне на вопрос о родителях, вернее, о долге родителей перед  детьми.

Родители ведь должны устроить хорошую жизнь своему ребёнку.

Холить, лелеять, покупать ему самые дорогие и красивые игрушки, устроить в пристойный детский сад, потом в достойную школу, затем в престижный ВУЗ, купить квартиру.

Одним словом, если родил ребёнка, будь добр обеспечить его с ног до головы, что бы этот ребёнок, независимо от того, сколько ему лет, ни в чём не нуждался и был счастлив.

Молча слушав его рассуждения, я думала о том, что стереотипное мышление о детско-родительских отношениях, может выливаться в такую жизненную позицию.

Позицию, которая напрочь отбивает самостоятельное рассуждение о том, как должны развиваться отношения детей и родителей.

-Как тебе утверждение, что родители могут дать своему ребёнку только то, что у них есть. Они могут отдать эмоциональные и материальные ресурсы только те, которыми они сами обладают.

На пальцах объясняю. Я прошу у тебя яблоко, у тебя его нет. Можешь ли ты мне его дать?

-Нет, мне надо его сначала приобрести. Купить или вырастить.

-То же самое и с родителями. Дают своему ребёнку только то, что есть у них, и они этим «есть» могут поделиться.

— Но что могли мне дать мои родители? Меня мама воспитывала одна.

— Давай считать, что тебе дали родители. Ты умный, значит, ум дали. В школе хорошо учился, колледж закончил, сейчас в институте вот учишься.

Здоров, хорош собой, крыша над головой есть.

-Это всё?

-Этого достаточно.

 

Ты в жизни никогда и ничего не делал сам!

 

Он смотрел на меня широко открытыми и удивлёнными глазами. Я привела ему пример из классического советского детского кино про Красную Шапочку.

Эпизод, когда девочка попадает в дом, где воспитывается маленький ребёнок, который окружен мамками и всем тем, о чём может мечтать ребёнок, и который в финале сцены будет плакать оттого, что Красная Шапочка говорит ему почти сакральную фразу:

«Да потому, что ты в жизни никогда и ничего не делал сам!»

 

— Так получается, что всё остальное я сам? – с грустью в голосе спросил мой собеседник.

Мы ещё долго говорили, пока он не сказал: «Я не хочу так, я хочу, чтобы было всё как у людей!».

-Не хочу или не можешь?

Немного подумав, он чуть ли не со слезами в голосе сказал: «Не могу».

Не могу налаживать общение с людьми, чтобы устроить свою личную жизнь, продвинуться в карьере, хотя знаний и умений хватает …

Еще много было его «не могу».

Спокойно кивая его уже самостоятельным рассуждениям, я мысленно ликовала.

Я избавилась от непрекращающихся негативных диалогов о том, кто кому и сколько должен, и получила общение с хорошим специалистом.

Теперь мы просто будем делать дело, а не превращать рабочий процесс в нескончаемый монолог моего напарника о долженствовании.

Я не испытывала иллюзий, что он быстро измениться и начнёт уже думать сам. Стереотипные утверждения мы несём долгие – долгие годы, и вмиг ничего не получится.

Сейчас в общение со своим коллегой, я вижу пока несмелые попытки обдумывать свои утверждения, делать выводы. Иногда  он возвращается к своему брюзжанию, но потом сам же и останавливается.

За убеждением, что нам кто-то что-то должен всегда стоит что-то тяжёлое, которое случилось в жизни самого человека или передалось ему по наследству. И оно пока не даёт ему думать самостоятельно, видеть событие в реальном свете.

Но это совсем не повод себя жалеть и скатываться к тому, что нам кто-то должен устроить нашу жизнь.

Принятие ответственности за  свои слова и поступки, а в перспективе и за свою жизнь процесс трудоёмкий, но это, как говорится, уже другая история.

За стереотипным убеждением «мне все должны», скорее всего, скрывается неумение и нежелание принимать ответственность на себя.

 

Подписывайтесь и будьте в курсе!

Если Вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *